» » » На пути к научной теории и методологии спортивной тренировки
 

На пути к научной теории и методологии спортивной тренировки

Разместил: admin  |  Просмотры: 5 150  |  Комментарии: 0  |  Дата: 14-01-2007, 15:08

Автор: Профессор Ю.В. Верхошанский

От редакции

Публикацией дискуссионной статьи профессора Ю.В. Верхошанского мы открываем на страницах нашего журнала широкую дискуссию по проблемам теории и методики спортивной тренировки. Не отрицая несомненных достижений советской и российской научной школы в этой области, мы не можем пройти мимо заметных противоречий во взглядах современных специалистов на эти проблемы и возросших потребностей практики в новых идеях для совершенствования систем спортивной тренировки на разных этапах подготовки атлетов. Надеемся, что свободный обмен мнениями и аргументами, не ограничиваемый позицией редакции, послужит стимулом для творческого осмысления и практической реализации новых импульсов в развитии отечественной и мировой спортивной науки.

Ключевые слова: теория спортивной тренировки, научные основы теории и методологии тренировки, "периодизация" тренировочного процесса, теория адаптации, биологическая составляющая теории тренировки в спорте, принципы построения тренировки.

Проблема

Ныне уже нет сомнений, что так называемая официальная, т.е. включенная в программу для преподавания в ИФК теория спортивной тренировки, базирующаяся на рожденной в 60-е годы концепции т.н. "периодизации" тренировки и до сих пор настоятельно навязываемая спортивной практике, уже давно утратила свою теоретическую и практическую значимость. Сегодня, когда количественный состав фактов, накопленный смежными науками (прежде всего биологического цикла), обусловливает переход представлений о сути спортивной тренировки на новый качественный уровень, подобные публикации превратились в фактор, сдерживающий прогресс научного знания в области спорта, наносящий непоправимый вред подготовке кадров отечественных специалистов и спортсменов всех уровней мастерства, и, наконец, в фактор, принижающий былой авторитет нашей спортивной науки.

Заявления о "всемирном признании" этой теории, мягко говоря, не соответствуют действительности. Наоборот, мнение широкого круга зарубежных - равно как и отечественных - авторитетов в области спортивной тренировки и тренеров-практиков свидетельствует как раз об обратном (см. ниже)1 и сводится в конечном итоге к утверждению необходимости замены устаревшей концепции "периодизации" современной научной теорией и методологией спортивной тренировки (далее ТиМ СТ). Такая теория представляется самостоятельной, пограничной областью знаний, относящейся отнюдь не к общественным (педагогическим), а к естественным наукам.

И поскольку несомненно, что в центре ее научной платформы должно лежать биологическое знание, она должна разрабатываться высокоэрудированными профессиональными специалистами в области спорта и спортивной науки и признанными авторитетами из смежных наук (физиология, биомеханика, биохимия, медицина, психология) при активном участии профессиональных (непременно!) философов и методологов.

В этой статье анализируются современное состояние "официальной" теории спортивной тренировки (ТСТ) и причины ее кризиса. При этом внимание концентрируется лишь на ее принципиальных погрешностях, хотя многие из ее частных деталей также нуждаются в квалифицированной поправке.

Состояние проблемы

Принципиальные методические положения современной системы спортивной тренировки были разработаны российскими тренерами в начале 50-х годов, в связи с подготовкой и участием советских спортсменов в XV Олимпийских играх в Хельсинки (1952) и других международных соревнованиях. Накопленный при этом практический опыт был затем обобщен и представлен в виде теоретизированной концепции "периодизации" тренировки (далее КПТ). И поскольку в то время вопросы теории тренировки еще не стали предметом внимания более серьезных специалистов, а советские спортсмены успешно выступали на мировой арене, то КПТ, явившаяся первым обобщающим трудом в области теории спортивной тренировки за "железным занавесом", естественно привлекла внимание зарубежных специалистов.
Понятие "периодизации" постепенно превратилось в синоним "планирования тренировки", и многие специалисты и тренеры, как советские и российские (см. обзор), так и зарубежные, до сих пор используют надуманный, теоретизированный понятийный аппарат КПТ, подгоняя под него свои, как правило, более прогрессивные представления об организации тренировочного процесса.

Однако КПТ не только не нашла широкой поддержки в практике, но и подверглась критике как в нашей стране, так и за рубежом.

Специалисты считают, что устаревшие положения КПТ тренировки не отвечают потребностям современного спорта, не способствуют росту функциональных резервов организма спортсменов и тормозят прогресс спортивных достижений, что в конечном итоге и обусловило в последнее время отход от этой концепции.

Высказывается мнение, что КПТ не является образцом системы тренировки для элитных спортсменов и должна быть отвергнута или модифицирована в соответствии с особенностями современного календаря соревнований и тенденциями в развитии мирового спорта. В лучшем случае отдельные положения КПТ могут использоваться начинающими и юными спортсменами.

Подчеркивается, что для спортивной практики не характерно формальное, механическое деление годичной тренировки на периоды и "мезоциклы", рекомендуемые КПТ, и что принципы "периодизации", сформулированные на основе изучения относительно кратковременного опыта подготовки спортсменов на начальном этапе формирования советской системы тренировки (50-е годы) и главным образом на примере трех видов спорта (плавание, тяжелая атлетика, легкая атлетика), не могут быть ни достоверными, ни универсальными. Подчеркивается, что система тренировки должна базироваться не столько на логике и эмпирическом опыте, сколько на знании физиологии.
Во многих публикациях обращается внимание на то, что принципы и методические рекомендации КПТ неконкретны и не соответствуют современным тенденциям развития большого спорта. Они не соответствуют, в частности, реальным условиям подготовки спортсменов в спортивных играх, в видах спорта, требующих развития выносливости, в гимнастике, легкой атлетике и других видах спорта. Причем КПТ не предусматривает и не предлагает методических решений для эффективного решения задач специализированной соревновательной и специальной физической подготовки спортсменов в различных видах спорта.

Тренеры-практики видят несостоятельность КПТ в неправильно расставленных акцентах на приоритетности целей, задач, принципов, идей и тенденций тренировочного процесса.

Наиболее острой критике КПТ подвергается со стороны специалистов по циклическим видам спорта, которые обращают внимание на то, что ее устаревшие принципы не соответствуют потребностям современного спорта. Характерными особенностями современного планирования тренировки, в частности в видах спорта, требующих развития выносливости, являются более динамичная организация тренировочных нагрузок в годичном цикле и постепенное исчезновение элементов традиционной периодизации. Однако российские специалисты в циклических видах спорта, руководствуясь КПТ, применяют устаревшую методику тренировки, которая уже многие годы сдерживает рост спортивных результатов. Такая методика недостаточно научно обоснована и не в состоянии так обеспечить подготовку спортсменов, чтобы они стабильно показывали высокие результаты не на пресловутых "пиках спортивной формы", а на протяжении всего соревновательного сезона, как этого требует современный спортивный календарь.

Причины кризиса в циклических видах спорта в Советском Союзе наиболее обстоятельно рассмотрены в работах Г. Мелленберга. Автор подчеркивает, что его обширный экспериментальный материал не подтвердил эффективности поэтапного способа построения тренировки, предложенного Л. Матвеевым, и "пока неизвестно, сколько еще наши спортсмены будут расплачиваться за методические просчеты подобных концепций".

Специалистами обращается внимание на то, что успехи африканских (в частности, кеннийских) спортсменов объясняются главным образом не тем обстоятельством, что они "тренируются в горах и имеют генетическую предрасположенность", как это утверждалось советскими специалистами, а тем, что они не взяли на вооружение идеи "периодизации" в построении тренировочного процесса и вовремя поняли, что африканские спортсмены не должны копировать европейских".

В статье "Периодизация" - это серьезно или вздор?" (Periodization - plausible or piffle?) английский специалист рассматривает причины того, "почему концепция периодизации, базирующаяся на теории Матвеева, неприменима в современной подготовке в беге". В другой публикации тот же автор осуждает "рабское преклонение перед теорией периодизации, как это имеет место у бегунов восточноевропейских стран". Он указывает, что "ни советские, ни восточноевропейские бегуны (мужчины) не улучшали мировых рекордов в беге на средние дистанции и не завоевывали золотых медалей на олимпийских играх за последние 30 лет, а в то время как британские бегуны, которые не воспринимали русскую концепцию периодизации, имели такие достижения. Британские бегуны начали использовать схему матвеевской периодизации после 1980 года и с этого времени их результаты обнаружили тревожную тенденцию к снижению".

Небезынтересно отметить, что если КПТ была безоговорочно принята в бывших соцстранах, то в большинстве других стран мира она не нашла широкого применения.

Один из спортивных журналов опубликовал интервью с известным специалистом S. Zanon, который в период с 1960 по 1980 год знакомил спортивный мир с комплексом знаний, которые СССР и страны, находящиеся в сфере его влияния, разработали в области спортивной тренировки, но в настоящее время настаивает на необходимости отказа от этой теории и замены ее доктриной, более адекватной с научной точки зрения. Он утверждает, что "если концепция тренировки определяется не на основе биологических детерминант, а - как предлагается советской теорией - на основе теоретизированных понятий, которые не имеют никакого отношения к реальным условиям спортивного прогресса, то соответствующие программы тренировки приобретают случайное значение при высокой вероятности потери спортивных талантов" (там же).

Известный немецкий теоретик Р. Tschiene, проанализировавший ряд современных тренировочных концепций, обратил внимание, что КПТ не изменилась с момента первой публикации (1965 г.), хотя за это время практика большого спорта и научные достижения ушли далеко вперед, многие тренерские доктрины не выдержали проверки и уступили место другим, более прогрессивным. В связи с этим трудно понять, отмечает автор, почему профессор Матвеев не заметил или не захотел этого заметить, хотя давно были видны трудности, которые возникали при использовании его структурной схемы в спортивных играх и других видах спорта. Поэтому предлагаемая им теория периодизации годичного цикла должна быть преобразована или заменена более современной доктриной, с более конкретными и обоснованными принципами, предусматривающими повышение роли соревновательного упражнения и индивидуализации тренировки в соответствии с переменами в международной соревнователь ной практике.

В Италии основной труд по периодизации тренировки не только не был переведен, но и подвергся серьезному критическому анализу в специально изданной брошюре. В ней прежде всего поставлены под сомнение достоверность и практическая эффективность концепции, основанной на данных тренировки лишь пловцов, тяжелоатлетов и легкоатлетов в период приблизительно с 1950 по 1960 год.

Из многих других замечаний следует упомянуть надуманность и громоздкость классификации различных "микро" и "мезоциклов", и непонимание того обстоятельства, что в результате воздействия разгрузочного микроцикла предыдущего "мезоцикла" организм спортсмена находится в условиях суперкомпенсации, которая, однако, не используется, в силу чего средние и малые волны нагрузок хаотически воздействуют на организм спортсмена. В результате авторы приходят к заключению, что "организация тренировки, предусматриваемая Матвеевым, может использоваться только спортсменами низкой квалификации".

Итак, сегодня КПТ производит впечатление остановившихся часов, хотя ее творец не перестает утверждать, что они показывают верное время, ибо идут по придуманным им "законам становления спортивной формы". Он упорно не воспринимает критику, заявляя, что содержащиеся в его концепции конструктивные положения "довольно продуктивны как в теоретическом, так и в прикладно-методическом отношении, о чем свидетельствует их все более широкое международное признание". При этом он обиженно сетует, что игнорирование и искаженная интерпретация его учения стали чуть ли не модным явлением в некоторых публикациях последних лет.

Несмотря на бесконечные приглашения к "творческому и по-деловому критическому обсуждению" его идей, он тем не менее рассматривает КПТ как улицу с односторонним движением, которое дозволено регулировать только ему одному, что, как заметил немецкий специалист Р. Tschiene, исключает всякую возможность творческой дискуссии для дальнейшего углубления теории спортивной тренировки.

Совсем нетрудно понять, что подобная позиция - одна из главных причин кризиса в отечественной ТСТ.

Почему остановились часы концепции "периодизации" спортивной тренировки?

Сегодня уже нет смысла анализировать слабости и явные нелепости КПТ. Оставим это для истории и студенческих курсовых работ и главным образом обратим внимание на методологическую и научную несостоятельность этой концепции, с тем чтобы избежать подобного в будущем.

1. Самый серьезный порок КПТ, лишающий ее как теоретического веса, так и практической значимости, заключается в пренебрежении биологическим знанием и научными достижениями в области спорта.

Сегодня уже нет нужды убеждать в необходимости развивать "биологическую составляющую" теории спортивной тренировки, на что уже неоднократно указывалось специалистами. Однако автор КПТ не скрывает своего негативного отношения к биологическому знанию и утверждает, что биологические закономерности не определяют макроструктуры тренировки, "определяют же ее в целом законы, по которым происходит управление спортивной формой". Причем создается впечатление, что он болезненно воспринимает все попытки рассматривать процесс спортивного совершенствования с позиции теории адаптации и признавать приоритет "биологической составляющей" в теории спортивной тренировки. По его мнению, теория адаптации воспринимается всеми непременно "упрощенно", что приводит "к искажению представлений о закономерностях развития спортивной формы и является "биологизацией" и даже "дегуманизацией" теории спорта.

Правда, он иногда делает реверанс в сторону теории адаптации. Он даже демонстрирует свое знакомство с молекулярными механизмами адаптации (в изложении Ф. Меерсона) и не возражает против того, что "дальнейшая разработка принципов теории спортивной тренировки должна все более прочно и последовательно опираться на теорию адаптации организма к физическим нагрузкам, сформировавшуюся в современной физиологии и молекулярной биологии". Он допускает, что "закономерности адаптационных процессов играют определенную роль в организменных перестройках, вызываемых спортивной деятельностью". Но тут же заявляет, что "адаптация всего лишь одна из сторон (граней) процесса продвижения спортсмена к новым достижениям". Не менее важная и ведущая сторона этого процесса заключается в "перестройке адаптивного статуса, складывающегося на определенных этапах".

Теория адаптации должна, по мнению автора КПТ, всего лишь "состыковываться" с теорией тренировки и обосновывать ее принципы; причем "состыковка" теории адаптации и теории тренировки окажется взаимополезной для этих "сфер научного знания". Все подобные рассуждения венчаются, однако, категоричным заявлением, что "приоритетная роль в истолковании процесса спортивного совершенствования и сопряженных с ней феноменов должна принадлежать не теории адаптации, а теории развития".

Чтобы оценить степень методологической и научной глубины КПТ, следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. Автор концепции делает довольно странное заявление, что вопрос о том, как "неадаптированный, нетренированный организм при повторных физических нагрузках постепенно превращается в тренированный, долгое время оставался без ответа". Оригинальные исследования в области физиологии спорта, по его мнению, содержат достаточно глубокое описание физиологической картины тренированности, но, оказывается, "не содержат прямого ответа на вопрос о клеточных и молекулярных механизмах и процессах, которые лежат в основе повышения эффективности функционирования организма", и берет на себя труд ответить на этот вопрос.

Он заявляет, что разработанная им и "утвердившаяся в настоящее время система построения тренировки в форме микроциклов нарастающей интенсивности представляет собой эмпирически найденный способ получения оптимального соотношения клеточных структур в функциональных системах организма, ответственного за адаптацию к физическим нагрузкам" (здесь и ниже обратите внимание на лексику автора). Далее утверждается, что циклически построенная тренировка оказалась эффективной не только при адаптации к большим физическим нагрузкам, то также и при развитии "сложных координационных способностей (например, в стрельбе на меткость)". Из этого следует эпохальный вывод, что "взаимосвязь функции и генетического аппарата, через которую нагрузкой управляют соотношением структур, представляет собой универсальный механизм, реализующийся как на уровне нервных центров, так и на уровне исполнительных органов".

Нет смысла продолжать дальнейшее аналитическое исследование подобных наукообразных рассуждений. Приведенных примеров вполне достаточно для того, чтобы убедиться, во-первых, в степени их серьезности, во-вторых, в том, что они ни в коей мере не способствуют ни дальнейшему онаучиванию КПТ, ни тем более реанимации ее былой кратковременной популярности, и, в-третьих, для того, чтобы понять, почему ведущие советские ученые в области физиологии спортивной науки обходили стороной КПТ и не горели желанием "состыковываться" с ней.

Обратим внимание лишь на один момент. Судя по библиографии рассмотренной выше публикации, работы физиологов, которых упоминает автор: Н. Зимкин, А. Крестовников, В. Фарфель, Н. Яковлев, - относятся к 50-м годам. Это означает, что научный багаж автора ограничен соответственно более чем 40-летним сроком давности. Отсюда можно полагать, что если бы он был знаком с работами хотя бы отечественных научных школ (В. Фарфель, Н. Яковлев, А. Виру, Г. Кассиль, С. Летунов), а также с достижениями физиологии и молекулярной биологии в области спорта и их использованием в теории спортивной тренировки, его суждения о "синтезе нуклеиновых кислот и белков" и "системном структурном следе" были бы более осторожны, а заключения о том, что только на основе педагогических принципов тренировки можно оценить реальность рассмотренных в работах Меерсона "клеточных и молекулярных механизмов адаптации к физическим нагрузкам", были бы менее категоричны2.

И, наконец, если бы крупнейший специалист в области теории адаптации, приглашенный в качестве соавтора эпохальной работы, призывающей к тесной "состыковке" горы и Магомета, хотя бы вскользь просмотрел этот материал, вряд ли бы он согласился присовокупить к нему свое авторитетное имя.

2. Следствием (и в то же время подтверждением) методологической и научной несостоятельности КПТ является очевидная путаница понятий "закономерности", "принципы", "отправные положения", "принципиальные положения", "закономерные черты" и пр., путаница, вызванная странной и бесперспективной попыткой искать закономерности в опыте построения спортивной тренировки.

Принципы спортивной тренировки - как утверждается - являются "обобщением большого эмпирического материала спорта" и "отражают биологические закономерности адаптации и спортивной тренировки" [там же]. Это довольно странное заявление, поскольку тренировочный процесс пока строится, как известно, в соответствии с субъективными представлениями о его содержании, структуре и последовательности развития во времени, и - как это понятно уже студентам старших курсов ИФК - никаких "закономерностей" (в строго научном смысле этого слова) здесь быть не может. В лучшем случае можно говорить только о каких-то методических правилах организации тренировочного процесса, сформулированных на основе эмпирического опыта, но опять-таки имеющих субъективное происхождение. Закономерности же следует искать в другой - игнорируемой КПТ - области явлений и процессов, имеющих в своей основе объективно необходимые факторы и связи, детерминирующие и активизирующие механизмы их развития, например в процессе адаптации организма к напряженной двигатель ной деятельности, процессе становления спортивного мастерства или процессе морфофункциональной специализации организма в ходе многолетней тренировки.

Логико-умозрительный характер представления о спортивной деятельности, лишенный объективных начал, привел, например, КПТ к утверждению в качестве одной из "основных закономерностей" спортивной тренировки "неразрывную взаимосвязь общей и специальной подготовки спортсмена". Сюда же причисляются подобные, сформулированные не вставая из-за письменного стола "закономерности", как-то: "непрерывность и цикличность тренировочного процесса", "единство постепенности и тенденции к предельным нагрузкам", "волнообразность динамики нагрузки" и пр., в то время как достаточно хорошо известно, что эволюция достижений в большом спорте связана с более глубокими и совершенными, чем это представляется КПТ, принципами трансформации физической работоспособности в двигательные способности, чем педагогическая стимуляция единства общей и специальной физической подготовки, максимизации специальных физических нагрузок и функциональных возможностей организма.

Вполне естественно, что беспринципная путаница с "закономерностями" привела и к очевидной путанице с "принципами" спортивной тренировки. Так, анализ 17 учебников по видам спорта для студентов ИФК позволил обнаружить, что их авторы не видят различий между существующим многоцветием принципов, а именно между принципами советской системы физического воспитания, общепедагогическими и специальными принципами спортивной тренировки, часто сводя их в одну группу принципов спортивной тренировки. Причем "бросается в глаза неоправданное терминологическое разнообразие в их обозначении": одни авторы называют их "принципами спортивной тренировки", другие - "принципами обучения и тренировки", третьи - "закономерностями спортивной тренировки". В конечном итоге выявлено 39 названий подобных принципов.

Таким образом, в связи с отсутствием прочной научной основы КПТ ее понятийный аппарат внутренне противоречив, в значительной части надуман и онаучен. Он не только не может служить эффективным рабочим инструментом организации тренировочного процесса, но и выступает в качестве фактора, сдерживающего развитие представлений о тренировке, искажающего практические принципы построения тренировки и оказывающего плохую услугу подготовке тренерских кадров.

3. Умозрительно-логическая основа КПТ исходила из так называемых фаз становления спортивной формы . Понятие динамики спортивной формы (СФ), как это следует из, было заимствовано у С. Летунова и L. Prokop, одними из первых сформулировавших мысль о том, что в основе совершенствования тренированности спортсмена лежат биологические закономерности, определяющие развитие адаптационного процесса к условиям спортивной деятельности.

Они выделили три фазы этого процесса:

а) нарастание тренированности,

б) спортивная форма,

в) снижение тренированности (по Летунову)

и

а) адаптация,

б) наивысшая спортивная работоспособность,

в) ре-адаптация (по Prokop).

Однако создается впечатление, что, не сумев понять и профессионально развить глубокий биологический смысл идеи Летунова и Prokop, автор КПТ не смог подняться выше примитивного "педагогического" толкования сути тренировки. Он ограничился не имеющими под собой никакой серьезной основы разговорами о "закономерностях становления и управления СФ", изменив лишь название ее фаз, и на этой основе пришел к утверждению, что "в фазовости развития СФ заключена самая первая естественная предпосылка периодизации тренировочного процесса". Становление, сохранение и временная утрата СФ происходят в результате "строго определенных тренировочных воздействий, характер которых закономерно меняется в зависимости от фазы развития СФ". Спортивная форма, приобретаемая на той или иной "ступени" спортивного совершенствования, есть состояние оптимальной для данной (и только для данной) ступени готовности. Чтобы двигаться вперед, нужно "сбросить" старую форму и приобрести новую.

Легко видеть, что представление о сути тренировки с позиции "динамики СФ" - всего лишь плоская картина многомерного явления. Подобные рассуждения, которые можно было выдать за научное откровение в 60-е годы, сегодня выглядят весьма наивно. Очевидно, что установка на "приобретение СФ" исключала из поля зрения главное условие прогресса спортивного мастерства - необходимость постоянного повышения функциональных возможностей организма спортсмена. Если, например, атлет будет из года в год входить в СФ и затем "сбрасывать" ее, не заботясь о повышении уровня специфической работоспособности, ни о каком прогрессе не может быть и речи.

Тем не менее понятие СФ было превращено в догмат, своего рода непознаваемую "вещь в себе", ибо, несмотря на нескончаемые разговоры о ее динамике, фазах становления, закономерностях развития, "сбрасывании" и прочем, нигде не было вразумительного объяснения физической (биологической) сущности всех этих таинственных атрибутов. В результате таких теоретизирований автор КПТ остался на уровне 50-х годов и свел прогрессивный для своего времени подход Летунова и Prokop к схоластической и с самого начала лишенной всякой научной основы и перспективы развития КПТ.

Создается, однако, впечатление, что автор КПТ все-таки понимает всю несостоятельность рассмотрения "закономерностей развития СФ как естественного начала периодизации тренировки", но упрямо продолжает игнорировать уже многочисленные работы по адаптации человека к напряженной мышечной деятельности в условиях спорта, результаты изучения закономерностей процесса становления спортивного мастерства и морфофункциональной специализации организма в ходе многолетней тренировки, тенденций в динамике состояния спортсмена в связи с задаваемой тренировочной нагрузкой3, т.е. работы, в которых раскрывается объективная суть, источники, динамика и количественные характеристики развития процесса совершенствования специфической работоспособности спортсмена. Он ищет "соломинку" для спасения потерянного авторитета КПТ и, в частности, заявляет, что наряду с тенденцией хронического наращивания и сохранения высокого уровня тренированности для тренировки закономерна и тенденция периодической (фазовой) смены качественно различных состояний спортсмена. На этом основании автор призывает "отдифференцировать" понятия "спортивная форма" и "тренированность". В итоге такой операции он оставляет за собой право дальнейшего углубления представлений о СФ и бросает, по сути, на произвол судьбы все, что связано с понятием "тренированность". Тем самым он освобождает себя от заботы о таком важнейшем компоненте тренировочного процесса, как повышение моторного потенциала атлета, выступающего в качестве главного условия (фактора) прогресса спортивных результатов в ходе многолетней тренировки, и выбирает близкую ему область (в которой ему нет равных) - область абстрактных рассуждений о СФ. Таким образом, он не только предпочитает сам оставаться в 50-60-х годах, но и, воспевая достоинства понятия СФ, пытается увлечь за собой в далекое прошлое и современных специалистов.

4. Научная и практическая несостоятельность КПТ и базирующихся на ней основ теории спортивной тренировки была, как уже подчеркивалось, заведомо предуготовлена пренебрежением биологическими знаниями и стремлением свести их к "общей педагогике". Бесспорно, "общая педагогика" имеет определенное отношение к теории спортивной тренировки, однако не располагает ни серьезной естественно научной основой, ни объективными количественными критериями своего предмета, ни строгим научным методом, и поэтому теоретико-методологической базой теории спортивной тренировки никак быть не может. Однако "педагогический модус" теории спортивной тренировки открывал широкие возможности для теоретизирования, бездоказательного красноречия и умозрительного конструирования.

Их "научность" по критериям советского времени вполне обеспечивалась рассуждениями о "воспитании коммунистической морали" и о "социально-педагогической организации спортивной деятельности". Однако, как известно, дом на песке не построишь.

Следует отметить, что для усиления "педагогичности" основ спортивной тренировки там вместо развития или совершенствования двигательных способностей, как это всегда было принято среди специалистов, речь идет (вполне серьезно!) о "воспитании" силы или выносливости, "воспитании" быстроты движений или гибкости и пр. Однако это не просто явный нонсенс. Это уже профанация, в которой очевидна аналогия с периодом лысенковщины в советской биологической науке, лидер которой дурачил партийных идеологов того времени подобными же концепциями о "воспитании" растений.

С представлениями о профессиональном мастерстве тренера и его образовательно-научных критериях все было также довольно просто. Оно (мастерство) сводилось не к рекомендации хотя бы минимума научно-профессиональных знаний, а к чисто конъюнктурным заявлениям, например о необходимости выявления общности спортивных интересов (со спортсменом), "совместному переживанию успехов и неудач" и, в конечном счете, к "воспитанию сознательного борца за идеалы коммунизма". Для достижения столь высоких педагогических целей знания биологии, биомеханики, биофизики, физиологии и других естественных наук вовсе не обязательны.

Столь же примитивен и метод "Основ спортивной тренировки" и КПТ. Собственно, целостного и систематизированного изложения метода в соответствующих публикациях нет. Однако по отдельным фрагментам и декларациям нетрудно догадаться, что он (метод) включает в себя так называемые педагогические наблюдения, регистрацию спортивных результатов в отдельных видах спорта, давно устаревший аналитико-синтетический принцип и, наконец, обобщение опыта спортивной практики, который "частично подкрепляется исследовательским материалом и дополняется теоретическими соображениями".

С целью придания наукообразности этим методам утверждается, например, что "для преодоления субъективистских рассуждений о СФ" и составления "корректных представлений о СФ по данным спортивных результатов необходим тщательный вычислительный анализ, не говоря уже о содержательно-логическом". Тщательность такого вычислительного анализа заключается в расчете "достаточно жесткой нижней границы критериальной зоны" спортивных достижений в пределах не ниже чем 1,5-2% отклонений от личного рекордного достижения в циклических и 3-5% - в ациклических скоростно-силовых видах спорта5. Если же атлет показывает результаты ниже этой "критериальной зоны", значит, он не в СФ.

Что касается динамики СФ, то здесь "вычислительный анализ" заключается в проведении кривой через лучшие результаты, выраженные в процентах от высшего достижения. Иллюстрируется этот метод кривыми, "тщательно" проведенными от руки таким образом, как это требовалось для аргументации "закономерностей волнообразности динамики СФ". Причем то, что в момент "наивысшей" СФ большая часть результатов находится ниже границы "критериальной зоны", автор предпочитает не замечать.

Вряд ли стоит сегодня говорить, что ориентация на спортивный результат и скрытую в его волнообразности динамику СФ может сегодня всерьез восприниматься в качестве метода исследования "закономерностей" спортивной тренировки. И хотя автор (здесь надо, наконец, отдать ему должное!) пишет о важности исследования связей "между величиной тренировочных нагрузок и степенью адаптационных перестроек, происходящих в организме", он ни в одной из своих публикаций не приводит ни единого полноценного примера, хотя они уже имеются в достаточном количестве, стоит лишь протянуть руку к книгам и журналам.

В то же время предельно очевидно, что судить о причинах "волнистости" спортивных результатов и, следовательно, СФ, не имея информации о содержании и организации соответствующей тренировочной нагрузки и значимости для спортсмена тех или иных соревнований, и тем более выводить из этого какие-то "закономерности", по меньшей мере наивно. Тем более наивно искать подтверждение пресловутым "пикам СФ" всего лишь на двух примерах выдающихся бегунов - Р. Кларка и Х. Роно, об организации тренировки которых очень мало известно, кроме того, что (видимо, к счастью для них) они ничего не знали о "периодизации" тренировки и "закономерностях управления динамикой СФ".

Определенная слабость методики КПТ заключается в малой научной ценности, низкой информативности и достоверности того фактического материала, из которого черпались основания для обобщений и формулирования принципов и "закономерностей". Это был главным образом анализ неизвестным образом полученных данных об объемах и динамике тренировочных нагрузок, выполняемых спортсменами. Но пока это называлось обобщением практического опыта, такие работы, несомненно, играли важную роль как в дальнейшем развитии сложившихся эмпирических принципов и методики тренировки, так и в активации творческого мышления тренеров. Но как только из этого стали извлекаться "закономерности" построения тренировки, научная значимость следующих из них принципов и рекомендаций сильно приуменьшилась.

Таким образом, приходится, к сожалению, констатировать, что, несмотря на многочисленные заверения в "развернутой фактологической аргументации и технологической конкретизации в виде методических подходов и правил прикладного характера", якобы содержащихся в КПТ, последняя тем не менее не имела никакой сколько-нибудь серьезной экспериментальной основы, ни "фонаря, освещающего дорогу путнику", о котором говорил Фрэнсис Бэкон. В результате концепция "периодизации", задуманная как пособие по тренировке в спорте высших достижений, в конечном итоге превратилась в схоластическую учебную дисциплину, что навсегда отделило ее автора от далеко ушедших вперед науки и практики спорта. Поэтому последующие статьи, рассчитанные на внушение неискушенному читателю представлений об исключительности и универсальности КПТ, уже не имели силы.

5. Серьезная критика со стороны специалистов-практиков, как уже подчеркивалось выше, относится к самой сути КПТ - формальному, механическому дроблению тренировочного процесса на субъективно выделяемые части (всякого рода циклы, этапы, периоды и пр.), в чем, собственно, и заключалась главная идея и смысл "периодизации" тренировки.

Аргумент здесь был очень простой: поскольку спортивное совершенствование не может происходить вне смены фаз приобретения, сохранения и временной утраты СФ, постольку тренировочный процесс должен строиться так, чтобы обеспечивалось оптимальное управление развитием СФ. Отсюда в тренировке выделяются соответствующие периоды: подготовительный, соревновательный и переходный, а организация "макроциклов" тренировки определяется в конечном счете "закономерностями управления развитием СФ". При этом безапелляционно утверждается, что "все остальные формы построения тренировки, как бы они ни казались хороши, неизбежно отомрут, если противоречат объективным закономерностям данного процесса".

Однако подобное дробление, во-первых, имеет мало общего с реальной организацией тренировочного процесса в большинстве видов спорта. Во-вторых, в результате такого дробления не только утрачивается его целостность, объективно обусловленная биологической природой адаптационного процесса, нарушается естественный ход последнего, но и устраняется возможность оптимального управления его развитием, ибо последнее переходит в плоскость произвольного (субъективного) "перебора" различных вариантов построения тренировки на основе метода "проб и ошибок". В подобной ситуации практически возможны десятки вариантов решений, но строгих объективных оснований к выбору оптимального из них КПТ не предлагает ни одного.

Формальное следование "закономерностям становления СФ" привело к искажению представлений о задачах и содержании давно существующих в спорте подготовительного и соревновательного периодов. Прямолинейная логика объяснения их задач (подготовка, затем соревнования) не только мало соответствовала объективной реальности, но и дезориентировала тренеров и ученых, работающих в области спорта.

Так, подготовительный период сводился к "конструированию и выверению СФ" путем напряженной "собственно подготовительной работы". Соревновательный же период предназначался для соревнований и "стабилизации" или "удержания СФ" и состоял из соревновательных и т.н. промежуточных: восстановительно-поддерживающих и восстановительно-подготовительных мезоциклов. Таким образом, в соревновательном периоде тренированность спортсменов лишь реализуется, восстанавливается и поддерживается, но не развивается. Столь примитивное понимание "периодизации", как считают специалисты, далеко не соответствует действительности. На самом деле во многих циклических и игровых видах спорта в течение соревновательного периода достигнутый ранее уровень тренированности не только не поддерживается, но и развивается, и если прислушаться к теории адаптации, то главная задача соревновательного периода как раз и заключается в завершении текущего цикла долговременной адаптации организма к специфическому двигательному режиму и выходе его на новый устойчивый уровень специализированных функциональных возможностей.

Здесь следует также иметь в виду тенденцию к увеличению продолжительности соревновательного периода, числа важных соревнований в году и интенсификацию календаря соревнований, характерную для современного спорта. В частности, в мировом велосипедном спорте продолжительность соревновательного периода достигает 8-8,5 месяца в году. При этом, естественно, подготовительный период не может быть достаточно продолжительным для осуществления "фундаментальной подготовки". Поэтому основное развитие тренированности происходит в течение продолжительного соревновательного периода.

Механическое разграничение подготовительного и соревновательного периодов и соответствующее истолкование их задач серьезно дезориентировало спортивную практику и породило широко распространившиеся методически чрезвычайно вредные представления о том, что спортсмен якобы "накапливает" потенциал (какой?) в подготовительном периоде и "реализует" его в соревновательном.

Официальные планы и комплексно-целевые программы подготовки сборных команд страны не только изобиловали подобной терминологией, но и следовали - в своем содержании и принципах организации тренировки - подобным установкам, что не обеспечивало оптимальных условий и объективно необходимой преемственности в решении задач подготовки в рамках годичного цикла, искажало всю стратегию организации тренировки и в результате нарушало естественный ход адаптационного процесса, лежащего в основе прогресса спортивного мастерства. Следовать в наше время принципам такой "периодизации" - это все равно, что в партитуре пьесы для оркестра взять и транспонировать партию одного из ведущих инструментов в другую тональность. Если допустить возможность прослушивания подобной нелепости, то это будет наглядным "озвучиванием" того эффекта, который вносит КПТ в современный спорт.

6. Наиболее рудиментарной частью КПТ является технология построения тренировочного процесса.

Идея "периодизации" заключается, как известно, в "выстраивании" отдельных частей тренировочного процесса в линейную последовательность. Главной структурной единицей ("кирпичиком") тренировки является микроцикл. Тренировочный процесс представляется как сумма микроциклов, выстраиваемых в цепочку, логика линейной последовательности которой определяется чисто умозрительно (главным образом по принципу: "можно так, а можно и так"). Из "набора" отдельных "типовых" микроциклов с различными названиями "выстраиваются", как из детских кубиков, различные по присвоенным им названиям более крупные части тренировочного процесса ("мезоциклы"), которые, в свою очередь, объединяются (по тому же принципу) в "макроциклы" Такой линейный принцип "структурирования" тренировочного процесса позволяет, по мысли автора КПТ, "преодолеть известный схематизм бытующих представлений о структуре тренировки и более гибко отразить ее реальную вариативность".

Однако последующие работы не подтвердили этого заключения. Они со всей очевидностью выявили наивный примитивизм подобной технологии и вместе с тем убедительно продемонстрировали, во-первых, что в практике используются совсем иные, существенно отличающиеся от умозрительных рекомендаций КПТ способы построения тренировки; во-вторых, они показали всю несерьезность представлений о тренировочном процессе как о линейной комбинации из набора стандартных частей и, наконец, в-третьих, они еще раз подтвердили мнение специалистов о том, что если следовать КПТ, то перспектива отечественного спорта непредсказуема.

7. Один из наиболее существенных недостатков КПТ, который сегодня ярко высветили достижения биологических наук, заключается в том, что она предусматривала всего лишь два способа регулирования тренирующего воздействия спортсмена - объем и интенсивность тренировочной нагрузки. И поскольку иных способов (за исключением, пожалуй, примитивно толкуемой волнообразности общего объема нагрузки) эта концепция не видела, установка на валовое повышение объема нагрузок в течение всех лет господства КПТ оставалась главным фактором повышения эффективности тренировочного процесса, что, в свою очередь, явилось причиной экстенсивного развития не только методики тренировки, но и всей системы подготовки высококвалифицированных спортсменов.

Таким образом, вне поля зрения КПТ оказалась важнейшая черта адаптационного процесса, связанная с превращением качественных характеристик внешних воздействий на организм в его внутренние особенности. Игнорирование (или непонимание) проблемы специфичности адаптационных перестроек организма привело автора КПТ к многословным рассуждениям о т.н. "переносе" навыков и двигательных способностей - феномене вполне реальном, но присущем главным образом физической культуре, а не большому спорту. И если бы, например, сегодняшний студент ИФК на экзамене по физиологии заявил, что "немало циклических локомоторных упражнений, явно различных по форме (бег, плавание, передвижение на лыжах и велосипеде и т.д.), могут тем не менее быть весьма близки к целевому соревновательному упражнению по характеру проявления выносливости и других двигательных качеств", то двойка ему была бы обеспечена.

КПТ оказалась бессильной перед лицом этой проблемы, хотя стоило лишь открыть книги и можно было бы легко обнаружить, что феномен избирательного, специфического характера приспособительных реакций организма в зависимости от режима тренировочной работы известен давно и является одним из важнейших критериев выбора содержания и организации тренировочных нагрузок, преимущественной направленности их тренирующего воздействия и общую композицию.

Сегодня, когда возможности появления новых средств СФП сильно уменьшились, а объемы нагрузок достигли разумного предела, управление специфичностью тренирующего воздействия нагрузки - единственный путь к повышению эффективности системы тренировки спортсменов высокого класса. Рассуждения же о "переносе", равно как и о повышении роли ОФП в их подготовке, - возврат в 50-е годы.

Литературные данные, касающиеся физиологических механизмов специфичности тренирующих воздействий, весьма обширны. Игнорирование этих сведений - еще одна серьезнейшая издержка КПТ, которая практически выразилась в огромных и во многом напрасных затратах времени и энергии спортсменов на валовую тренировочную работу с весьма низким эффектом. В конечном итоге это было причиной крушения планов подготовки многих спортсменов, рассчитывающих на достижение вершин спортивного мастерства.

* * *

Итак, четыре основных порока лишили КПТ теоретической и практической значимости:

1. Слабые представления о спортивной деятельности; технологии подготовки спортсменов высшего класса; специфике профессионального мастерства тренера.

2. Примитивизм методологической концепции; теоретизированный, не обеспеченный объективными основаниями понятийный аппарат; умозрительные методические принципы; отсутствие обоснованных практических рекомендаций.

3. Игнорирование биологического знания.

4. Пренебрежение достижениями смежных наук и результатами экспериментальных работ в области спортивной тренировки.

Заключение

Очень часто критические замечания заканчиваются своего рода примиренческими заключениями типа: "тем не менее заслуга (автора, теории, литературного произведения и пр.) заключается в ... (далее идет перечисление подлинных и мнимых достоинств). Я не могу следовать этому принципу. Я хочу в который уже раз и без всяких обиняков подчеркнуть: если бы развитие нашей теории и методики пошло не по пути КПТ, а по пути, намеченному нашими тренерами и учеными в 50-е годы, сегодня мы уже имели бы подлинно научную, непротиворечивую, передовую теорию и методологию спортивной тренировки.

Если бы не беспечность руководства бывшего Госкомспорта СССР и не пассивность Совета ГЦОЛИФКа, главный профилирующий предмет учебной программы для ИФК не был бы долгие годы представлен схоластической демагогией, культивирующей обскурантистское отношение к научному знанию; целые поколения студентов и аспирантов ИФК не получали бы искаженных представлений о своей профессии; многие способные специалисты смогли бы беспрепятственно публиковать свои идеи, обмениваться опытом, успешно защищать содержательные диссертации и обогащать научные основы теории спортивной тренировки.

1. Размеры статьи позволяют привести в ее библиографическом разделе лишь малую часть работ, относящихся к критическому анализу рассматриваемой проблемы.

2. Здесь следует также обратить внимание на полное отсутствие в публикациях автора КПТ библиографий, литературных обзоров по фундаментальным проблемам физиологии спорта и методики тренировки, ссылок на серьезные научные источники. Например, в основном труде среди нескольких названий работ, приводимых в конце каждой главы, доминируют в основном работы самого автора.
3. Кроме того, значительный фактический материал имеется в диссертационных работах В. Душенкова, 1989; И. Тер-Ованесяна, 1971; Т. Турченюка, 1991; Е. Врублевского, 1985; Л. Ждановича, 1986; Г. Гельмута, 1984; О. Коптева, 1991; Н. Ночевной, 1990; Х. Умарова, 1986; Е. Ширковца, 1995, в том числе выполненных под руководством автора статьи: В. Семенова, 1971; Ф. Ходыкина, 1976; Т. Антонова, 1983; И. Мироненко, 1983; О. Хачатряна, 1984; С. Никитина, 1985; А. Наралиева, 1987; И. Ганченко, 1987; В. Гречмана, 1991; С. Бережного, 1989; В. Денискина, 1978).
4. Ярким примером подобного красноречия является попытка спасти идеологию КПТ навязчивым и многословным внушением "исключительной важности" такой давно решенной проблемы, как "соотношение общей и специальной подготовки спортсмена", опирающимся на материалы примитивной диссертации (Яо Сунпин, 1990). Столь откровенная софистика вызывает в памяти предупреждения одного небезызвестного теоретика о том, что "устаревшее стремится восстановиться и упрочиться в рамках вновь возникших форм" (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. т. 33, стр. 279).
5. Здесь автор обычно умалчивает, как СФ определяется в игровых и других видах спорта, где нет градуированного способа оценки соревновательного результата.

Литература

1. Абрамова Т.Ф. и др. Управление тренировкой должно опираться прежде всего на биологические законы //Теор. и практ. физ. культ., 1991, № 6, с. 37-39.
2. Аркаев Л.Я., Чебураев В.С. Научно-спортвный вестник, 1988, № 1.
3. Балвачев Н.В. и др. Эволюция системы планирования и пути повышения ее эффективности в спортивных играх и единоборствах //Теор. и практ. физ. культ., 1986, № 4, с. 13-15.
4. Верхошанский Ю.В. Программирование и организация тренировочного процесса. - М.: ФиС, 1985.
5. Верхошанский Ю.В. Основы специальной физической подготовки спортсменов. - М.: ФиС, 1988.
6. Верхошанский Ю.В. Принципы организации тренировки спортсменов высокого класса в годичном цикле //Теор. и практ. физ. культ., 1991, № 2, с. 24-31.
7. Верхошанский Ю.В. Актуальные проблемы современной теории и методики спортивной тренировки //Теор. и практ. физ. культ., 1993, № 8, с. 21-28.
8. Верхошанский Ю.В. и др. Модель динамики состояния спортсмена в годичном цикле и ее роль в управлении тренировочным процессом //Теор. и практ. физ. культ., 1982, № 1, с. 14-19.
9. Верхошанский Ю.В., Виру А.А. Некоторые закономерности долговременной адаптации организма спортсмена к физическим нагрузкам //Физиология человека, 1987, т. 13, № 5, с. 811-818.
10. Виру А.А. Гормональные механизмы адаптации и тренировки. - М.: Наука, 1981.
11. Волков Н.И. Биохимия спорта. //Биохимия /Под ред. В. Меньшикова и Н. Волкова. - М.: ФиС, 1986, с. 267-383.
12. Воробьев А.Н. Тяжелоатлетический спорт. Очерки по физиологии и спортивной тренировке. - М.: ФиС, 1977.
13. Врублевский Е.П., Левченко А.В. Организация подготовки квалифицированных барьеристок в годичном цикле //Теор. и практ. физ. культ., 1988, № 9, с. 34-35.
14. Галкин Ю.П. О терминологической и содержательной сторонах трактовки принципов спортивной тренировки //Теор. и практ. физ. культ., 1984, № 6, с. 46-49.
15. Гришина М.В. Теоретико-методические основы управления тренировочным процессом в фигурном катании на коньках: Автореф. дис. докт. пед. наук. М., 1991.
16. Капитонов В.А. и др. Влияние высокого объема соревнователь ной нагрузки на структуру, содержание и периодику тренировоч ного процесса велосипедистов-шоссейников. //Научн.-спорт. вестн., 1986, № 4, с. 31-34.
17. Карпенко А.Г., Михайлов В.В. Тренировка велосипедистов-шос сейников при различном объеме соревновательной нагрузки //Велосипедный спорт, 1984, с. 33-36.
18. Кассиль Г.Н. и др. Гуморально-гормональные механизмы регуляции функций при спортивной деятельности. - М.: Наука, 1978.
19. Козловский В.И. Еще раз о теоретических и практических аспектах тренировки //Научн.-спорт. вестн., 1988, № 1, с. 38-39.
20. Колесов А.И. "Советский спорт", 24 июля 1991.
21. Кузнецов В.В., Новиков А.А. Основы современной концепции системы спортивной подготовки и пути ее дальнейшего совершенствования. - В кн.: Проблемы современной системы подготовки квалифицированных спортсменов. М., 1977, с. 3-24.
22. Летунов С.П. "Советский спорт", 1950, № 125.
23. Лобов Ю. Реплика читателя //Теор. и практ. физ. культ., 1990, № 9, с. 52.
24. Матвеев Л.П. Проблема периодизации спортивной тренировки. - М.: ФиС, 1965.
25. Матвеев Л.П. О современных подходах к построению макроциклов тренировки //Теор. и практ. физ. культ., 1971, № 11, с. 9-14; № 12, с. 5-7.
26. Матвеев Л.П. Основы спортивной тренировки. - М.: ФиС, 1977.
27. Матвеев Л.П. Вновь о "спортивной форме" //Теор. и практ. физ. культ., 1991, № 2, с. 19-23.
28. Матвеев Л.П. К теории построения спортивной тренировки //Теор. и практ. физ. культ., 1991, № 12, с. 11-12.
29. Матвеев Л.П. Заметки по поводу некоторых новаций во взглядах на теорию спортивной тренировки //Теор. и практ. физ. культ., 1995, № 12, с. 49-52.
30. Матвеев Л.П., Меерсон Ф.З. Принципы теории тренировки и современные положения теории адаптации к физическим нагрузкам.- В кн.: Очерки по теории физической культуры. - М.: ФиС, 1984, с. 224-240.
31. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. - М.: Медицина, 1988.
32. Мелленберг Г.В., Сайдхужин Г.Р. Региональные двигательные принципы повышения качества циклического тренировочного процесса с направленностью на развитие выносливости //Теор. и практ. физ. культ., 1991, № 4, с. 23-34.
33. Михайлов В.В., Минченко В.Г. Распределение тренировочной нагрузки в годичных циклах подготовки спортсменов //Теор. и практ. физ. культ., 1988, № 3, с. 23-26.
34. Моделирование системы построения тренировки в годичном цикле. Научная информация /Научн. ред. Ю.В. Верхошанский. М., 1979.
35. Подейко В.В. Оптимизация тренировочного процесса квалифицированных велосипедистов-шоссейников на этапе непосредствен ной подготовки к соревнованиям //Теор. и практ. физ. культ., 1990, № 4, с. 18-21.
36. Родионов А.В. Ведущие факторы развития спорта высших достижений в игровых видах. - В сб.: Тенденции развития спорта высших достижений. М., 1993, с. 144-160.
37. Селуянов В.Н . //Теор. и практ. физ. культ., 1995, № 1.
38. Сергеев Ю.П. О некоторых теоретических разработках и опыте внедрения в спортивную практику достижений биологической науки //Научн.-спорт. вестн., 1980, № 5, с. 14-19.
39. Сиренко В.А. и др. Построение круглогодичной тренировки на основе учета взаимосвязи динамики развития функциональной подготовленности и специальной выносливости легкоатлетов - бегунов на средние дистанции //Теор. и практ. физ. культ., 1990, № 4, с. 21-24.
40. Совершенствование системы управления подготовкой спорт сменов высшей квалификации. Принципы построения тренировки в годичном цикле /Сост. и научн. ред. Ю.В. Верхошанский. М., 1980.
41. Суслов Ф.П. и др. Структура годичного цикла тренировки в скоростно-силовых видах спорта //Научн.-спорт. вестн., 1986, № 5, с. 7-10.
42. Фомин В.С. и др. Многолетняя динамика функциональной подготовленности хоккеистов - В сб.: Физиологические механизмы адаптации к мышечной деятельности, 1988, с. 362-365.
43. Чебураев В.С. Ведущие факторы развития спорта высших достижений в спортивной гимнастике. - В сб.: Тенденции развития спорта высших достижений. М., 1993, с. 178-188.
44. Ширковец Е.А., Костюков В.В. Годичная выносливость спортсмена //Теор. и практ. физ. культ., 1980, № 11, с. 20-22.
45. Юшко Б.Н. и др. Планирование тренировочных нагрузок и динамика функциональнаой подготовленности легкоатлетов-сприн теров //Теор. и практ. физ. культ., 1987, № 11, с. 31-34.
46. Якимов А.М. О кризисе "официальной" методики тренировки в циклических видах спорта //Теор. и практ. физ. культ., 1990, № 2, с. 43-45.
47. Яковлев Н.Н. Химия движения. Молекулярные основы мышечной деятельности. - Л.: Наука, 1983.
48. Яковлев Н.Н. Чтобы успешно управлять, надо знать механизмы //Теор. и практ. физ. культ., 1976, № 4, с. 21-25.
49. Aitken D. Periodisation: quest for the ultimate training plan. Fitlink magazine (Brisbane, Aust.), 1996, 1, 18-23.
50. Baker D. Periodization of strength training for sports: a review. Strength and conditioning coach (Austr.), 21993, 1(3), 15-21.
51. Balyi I. Beyond Barcelona: a contemporary critique of the theory of periodization. Queensland pistol news (Gin-Gin-Aust.), Feb., 1993, 15-17.
52. Bangsbo J. et al. Activity profile of professional soccer. Can. Journ. Sports Sci., 1991, 16, 110-116.
53. Behm D.G., Sale D.G. Velocity Specificity of Resistance Training, Sports Medicine, 1993, 15(6), 374-388.
54. Bellotti P. et al. La periodizzazione dell'allenamento sportivo. CONI. Scuola centrale dello sport, Roma, 1978, 103 p.
55. Bergen P. Adjusting micro-cycles with relationships to annual planning. American Swimming Coaches Association. World clinic yearbook (Fort Lauderdale, Fla.), 1986, 54-57.
56. Berger J., Minow H. Der Mesozyklus in der Trainings methodik. Teor. v Prax. der Korp., 1985, 34, 5, 373-381.
57. Booth F.W. Perspectives on molecular and cellular exercise physiology. Journ. Appl. Physiol., 1988, c. 65, N 4, 1461-1471.
58. Carl K. et al. New developments in the control and regulation of the training of top level athletes. Biology of sport (Warsaw), 1989, 6 (Suppl. 3), 272-275.
59. Colli R. et al. La preparazione nei giochi sportivi. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1988, n. 14, 32-41.
60. Dick F. Sports training principles. Lepus Books. London, 1980, 275 p.
61. Donati A., Gigliotti L. Schemi settimanali esemplificativi dell'allenamento di mezzofondisti prolungati di et compresa fra i 15 e i 21 anni. Atleticastudi (Roma), Sept|Oct. 1984, 15 (5), 446-449.
62. Dunbar J. Periodisation: plan the perfect peak. Peak performance. (London), Sept 1991, 12, 1-3.
63. Egger J.P. Periodisation de l'entrainement hivernal: Saison 1985-1986. Revue de l'Amicale des entraineurs francais d'athletisme (Paris), juin-aout 1987, 48-53.
64. Faccioni A. Periodisation of speed training. Strength and conditioning coach (Drisbane, Aust); 1994, 2(4), 3-4.
65. Flynk C. Periodization: principles of training olympic coach (Colorado Springs), 1992, 2(4), 6-7.
66. Franz B., Reiss M. L'allenamento negli sport di resistenza. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1992, 11(26), 50-57.
67. Fry R.W. et al. Periodisaton of training stress: a review. Revue canadienne des sciences du sport (Champaign), Sept. 1992, 17(3), 234-240.
68. Gambetta V. New trends in training theory. New studies in athletics, 1989, N 3, 7-10.
69. Guo J. A study of the theory and practice of cycle division in year-round training. Sports science. Journal of China Sports Science Society, 1988, 8(1), 36-42.
70. Hohmann A. Grundlagen der Trainingsstenerung in Sportspiel. Czwalina Verlag Hamburg, 1994.
71. Hopkins W. Advances in training for endurance athletes. New Zealand journal of sports medicine, 1996, 24(3), 29-31.
72. Horwill F. Periodization-plausible or piffle? Modern Athlete and Coach, Adelaide, 30 (1992), 1, 11-13.
73. Horwill F. It's result that count. Track Tech., Los Altos (Cal). O.A. (1995), 130, 4142-4143, 4165.
74. Hottenrott K. Aufbautraining in Triathlon. Leistungssport, 1988, 18 (3), 28-31.
75. Intervista a Sergio Zanon. Atletica leggera, 1997, N 428, 61-65.
76. Jeitner G. Die erfolgreiche Vorbereitung auf Topwettkampfe. Die Lehre der Leichtathletik, 1992, N 50, 17-25.
77. Kosgei M., Abmayr W. Cross Country Training in Kenya. New Study in Athletics, 1988, n. 4, 53-59.
78. Kuch S. Trening hyzwiarza szybkiego. Sport Wyczynowy, 1990, 28(9-10), 48-55.
79. Lempart T. Die XX Olympischen Spiele Munchen 1972 - Probleme des Hochleistungssport. Berlin - Munchen - Frankfurt/M., 1973.
80. Locatelli E. La programmazione dell'allenamento giovanile. Atleticastudi, 1981, 3, 17-28.
81. Mader A. A transcription-traslation acivation feedback - circuit as a function of protein degradation with the quality of protein mass adaptation related to the average functional load. Journ. Theor. Biol., 1988, 134. 135-157.
82. Maguscho E. Constructing workouts. Swimming times, 1987, n. 3, 31-38.
83. Malacko J. Osnove sportskog treninga. Kiberneticki pristup. Beograd, 1982.
84. Martin D. et al. Handbuch Trainingslehre Verlag Hoffmann Schorndorf, 1993.
85. McFarlane B. Understanding periodization. Modern athlete and coach (Athelstone, Aust), Oct. 1985, 23, 7-10.
86. Meir r. A model for the integration of macrocycle and microcycle structure in professional rugby league. Strength and conditioning coach (Brisbanc, Aust.), 1944, 2(3), 6-12.
87. Morton H. The quantitative periodization of athletic training: a model study. Sport medicine, training and rehabilitation (New York), 1992, 3(1), 19-28.
88. Mueller E. Grundlagen zur Langfristigen Trainingsplanung in Tennis. Leistungssport, 1988, 18(6), 33-36.
89. Nadori L. Dalla pratica alla scienza. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1984, 3(2), 2-5.
90. Neumann G. L'adattamento nell'allenamento della resistenza. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, Luglio-Settembre, 1994, N 30, 60-64.
91. Pedemonte J. Updated Acquisition About Training Periodization. NSCA Journal, 1983, v. 5, N 2, 29-34.
92. Poplawski J. Nowe tendenze w planowaniu treningu. Sport wyczynowy, 1989, N 12, 39-45.
93. Portmann M. Planification et periodisation des programmes'entrainement at de competition. Track and field journal de l'athletisme (Ottawa): Summer 1986, 30, 5-15.
94. di Prampero P. Energetics of Muscular Exercise - In: Rev. Physiol. Biochem. Pharmacal. Springer-Verlag. 1981, v. 89, 144-222.
95. Prokop L. In: Erfolg in Sport. Wien - Munchen, 1959. Bd. 1, 3-96.
96. Righi T.I. 400 metri con ostacoli. Analisi e proposte di allenamento. Atleticastudi, 1986, 17(1), 27-40.
97. Reilly T. Physiological aspects of soccer. Biology of Sport, 1994, v. 11, N 1, 3-20.
98. Reiss M. Allenamento ed aumento della capacit di resistenza alla forza. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1992, 11(26), 42-49.
99. Sale D. MacDougal D. Specificity in Strength Training: A review for the coach and athlete. Can. Journ. of Appl. Sport Sciences, 11981, 6(2), 87-92.
100. Satori J., Tschiene P. The future development of training theory: new elements and tendencies. Sport science periodical on research and technology in sport. (Ottawa), Apr. 1988, 8(4), 1-16.
101. Sanabria F. The development of Long Distance runners in a tropinal contr. New Study in Athletics, 1988, n. 4, 71-76.
102. Scheumann H. Sport di resistenza e planificazione dell'allenamento. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1990, 9(19), 31-38.
103. Starischka S. Trainingsplanung. Schorndorf, 1988.
104. Stone W., Steingard P. Year-round conditioning for basketball. Clinics in sports medicine. Philadelphia, 1993, 12(2), 173-191.
105. Swinkels J. Logica van sporttraining en belangzijke tendesen daaring. Richting, 1979, 34(2), 30-33; 58-60; 1980, 34(4), 86-89.
106. Tanaka H. Effect of Cross-Training. Sports Med., 1994, 18(5), 330-339.
107. Trozzi V., Zoller C. Aspetti della programmazione dell'allenamento nello sci di fondo. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1992, 11(24), 42-48.
108. Tschiene P. Il ciclo annuale d'allenamento. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1985, 4(2), 16-221.
109. Tschiene P. Der aktuelle Stand der Theorie des Trainings. Leistungssport, 1990, n. 3, 5-9.
110. Tschiene P. Die Prioritat des biologischen Aspekts in der Theorie des Trainings. Leistungssport, 1991, n. 6, 5-11.
111. Tschiene P. La teoria dell'allenamento: con o senza una priorit? SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 11992, 11(25), 59-63.
112. Tumilty D. Strength training for sports. Sports coach, 1983, 7(2), 20-23.
113. Viru A. Alcuni aspetti attuali della teoria dell'allenamento. SdS-Rivista di Cultura Sportiva, 1992, n. 27, 2-14.
114. Watts D. Periodization: a planning process. In: International Coaching Conference, Calgary, August 17-24, 1986, 1-19.
115. Wilks R. Training theory and strength training. Strength and conditioning coach (Australia), 1995, 3(1), 10-15.
116. WilloughbyD. The effect of mesocycle-length weight training program involving periodization. Journal of strength and conditioning research, 1993, 7(1), 2-8.
117. Wollstein J. Periodization - an essential coaching tool for modern coaches. Australian squash coach (Melbourne, Aust.). Spring 1993, 1(2), 20-23.
118. Woodman L., Pyke F. Periodization of Australian football training, Sport coach, 1991, 14(2), 32-39.
119. Joung W. Training for Speed/Strength: Heavy vs, Light Loads. NSCA Journ. 1993, 15(5), 34-42.
120. Zanon S. Kritik der gegenwartigen Theorie des Trainings. Leistungssport, 1997, 27(3), 18-19.


Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь, некоторые функции будут ограничены.
Мы рекомендуем вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.