» » » Интервью с Полом Борресеном
 

Интервью с Полом Борресеном

Разместил: admin  |  Просмотры: 3 928  |  Комментарии: 0  |  Дата: 25-12-2008, 06:16

Джейсон Мюллер, журнал Анаболик Экстрим
Перевод:  sportfarma.ru

Часть I

Когда у меня появилась возможность взять интервью у Пола Борисона, я испытывал разные чувства. Много слышав об этом человеке и не всегда положительное, мне лично хотелось говорить с ним. Тревор Смит, Ян Харрисон и даже Дориан Ятс лично рассказывали мне не самые лестные истории о нем.

Конечно, Пол не совсем посторонний в этих дебатах. История его образования под вопросом, его методы названы безответственными и опасными. Я не знаю, что я ожидал услышать, когда говорил с Полом, но могу сказать, что был приятно удивлен, когда позвонил.

Не знаю есть ли у Пола все те степени, о которых он заявляет, не знаю также употребляет ли он наркотики, как утверждают некоторые. Знаю одно, что человек с которым у меня был разговор, в действительности оказался умным, рассудительным и страстно любящим бодибилдинг.

Не успел я напечатать все это, как некоторые принялись доставать меня. Откровенно, моя ответственность перед читателями перевешивает любые дружеские чувства, я понимаю тех, кто будет не доволен присутствием Пола в обсуждении. Напечатав о нем, я не занял поддерживающей позиции, но и не собираюсь осуждать человека, по крайней мере, пока он мне лично не даст для этого веского повода. Вы можете сами сделать свои выводы, прочитав интервью с Полом, без всяких там домыслов.

Д.М.: Как твои дела, Пол?

П.Б.: Да вроде все в порядке, я только что с тренировки. Забрал мои фотографии с Саймоном Коэном.

Д.М.: Забрал фотографии?

П.Б.: Да, если собираешься зайти на мой сайт завтра, возможно увидешь, думаю к тому времени Ричард получит их и сделает сессию, где я с Саймоном тренируемся, это положит конец всем слухам, я там вешу 100 кг.

Д.М.: Буду ждать с нетерпением, как прошла тренировка?

П.Б.: Хорошо, лучше чем когда-либо. Если помнишь, пару лет назад я повредил спину и заработал титановый имплантант, так называемый Moss Cage, по сути металлический позвоночник. Так что вернуться к этому весу без болей в спине- это великолепно.

Д.М.: Каким образом ты тренирушься?

П.Б.: Мне требуется помощь, чтобы лечь и встать со скамейки. Когда я ложусь на спину, я реально не могу сесть, так мой партнер по тренингу не только поддерживает меня, но и падает гантели. Мне надо быть очень осторожным. Я тренируюсь с высокой интенсивностью, так в первом подходе я делаю 50-60 повторений. Если я тренирую грудь, например, то делаю разводку на 60 повторений, если у меня ноги, я делаю 60 повторений на разгибание ног в тренажере, чтобы хорошо разогреть мышцы. Такой путь наиболее подходит, я думаю, в любом случае я достиг хороших результатов тренируясь в таком стиле.

Д.М.: Я тренируюсь по такой же схеме.

П.Б.: Ты тренируешься начиная с изолирующих упражнений?

Д.М.: Да, я разогреваюсь на изолирующих упражнениях и затем перехожу к базовым упражнениям с полной выкладкой и паузами между сетами.


П.Б.: Определенно, это лучшая схема тренинга.

Д.М.: И так, перейдем к интервью?

П.Б.: Давай, приступим.

Д.М.: Вопрос первый, почему ты рекомендуешь такие высокие дозировки стероидов?

П.Б.: Верно, но нужно рассматривать то, что я сказал, в перспективе. Начнем с того, что я написал книгу, под названием «Книга курсов» (Stack Book), в которой обяснется моя логика в составлении комбинаций. Я не пропагандирую применение высоких дозировок все время, я поддерживаю применение высоких доз короткими курсами время от времени. Это весьма отличается от того, о чем многие говорят, вырывая мои слова из контекста. Я уверен, что когда ты проходишь курс, твой организм достигает некой границы и защитные его механизмы не дают продвинуться тебе еще дальше. Перейти через этот барьер можно применяя короткие курсы, высокие дозировки, такие как
1000 мг/день. Может это покажется, мягко говоря, невозможным, но курс всего 18 максимум 24 дня.

Д.М.: И так, ты рекомендуешь основную базу строить применяя короткие курсы, с такими высокими дозировками?

П.Б.: Если ты читал мою книгу «Анаболический предел» (Anabolic Edg), в основном я советую 1 мг на килограмм веса в день. И это основной курс, который я рекомендую в своей книге. Сейчас, когда она написана, я даже могу цитировать сам себя (….смеётся….). К сожалению, многие фразы вырываются из контекста. Да, но я также знаю людей, которые применяют высокие дозировки короткими курсами. Я лично проводил наблюдение и консультировал этих людей и скажу, что результаты были весьма успешными. Ты можешь нарастить много мышечной массы за короткий срок, но не можешь поддерживать постоянно такой темп роста, в противном случае все бы весили за 180 кг. Можно набирать по 0,5 кг в день в течение 10-и дней, но сложнее это сделать в течение 20-и дней и почти невозможно все 30-ть дней поддерживать этот уровень. Но тем не менее, благодаря именно коротким курсам, ты можешь перейти, так называемые весовые барьеры. В любом случае, рост мышечной массы и поддержание веса также зависят от развития других систем организма, таких как нервная система и кровяное русло, снабжающие мышечные волокна. Быстрая прибавка в весе заставляет также все эти системы расти, чтобы обеспечить всем необходимым. Я поддерживаю идею высоких дозировок коротким курсами, если человек применяет такой метод раз, два, может три раза в год. Если оставаться на таких дозировках постоянно, то организм рано или поздно начнет адаптироваться, таким образом все равно рост массы не будет значительным и мало того совершенно не целесообразно такое токсическое воздействие на организм, которое может привести к негативным последствиям относительно здоровья.

Д.М.: Итак, два, три раза в год ты используешь невероятно высокие дозировки, а в перерывах ...

П.Б.: А в перерывах либо умеренные дозировки, либо отдых. Так, например, если бы я занимался твоей подготовкой, и ты застрял бы в прогрессе, то мы приложили бы все усилия без опасений для твоего здоровья. Я прописал бы тебе высокие дозировки коротким курсом примерно на 18 дней. Все твои результаты однозначно бы выросли, а затем мы бы имели дело с тем, как все это удержать, для этого нужно было бы все отменить и перейти на небольшие дозировки. Это часть, так называемой, стратегии.

Д.М.: Ты тут как то сказал, что ДНП является регулятором относительно андрогенных рецепторов. Какой механизм действия стоит за этим процессом?


П.Б.: Увеличение метаболизма в организме. Очень просто, увеличивается синтез белка, продукция ферментов, идет ускорение абсолютно всех процессов в организме.

Д.М.: Как широко применяется ДНП на профессиональном уровне?

П.Б.: Очень много людей эксперементируют с его применением. Я могу говорить только о его использовании в Великобритании. Каждый день я интересуюсь этой темой и задаю вопросы разным людям, но думаю, что не достаточно знаю на этот счет. Обычно ДНП используют очень коротким курсом, думаю это единственный метод его применения для получения результата, в обратном случае люди желтеют и чувствуют недомогание. Я пробовал ДНП, когда делал мое первое видео, я был массивный и все время потел. Это был первый и единственный раз, когда я его попробывал и где-то через 10-12 дней мне стало очень плохо.

Д.М.: Я тоже пробовал ДНП, представляю, что ты испытывал.

П.Б.: Испытываешь такое, как будто у тебя лихорадка. Я бы не советовал использовать ДНП более одной недели, максимум две для ускорения процессов метаболизма. Повторю, что нужно быть очень осторожным. ДНП может ускорить процессы обмена, но при постоянном использовании может причинить вред. Ведь это все таки яд, и подобно ядовитому действию тяжелых металлов, способен вызывать вред накапливаясь в организме.

Д.М.: Я много читал о твоем использовании капсул Triple-X, где один из компонентов это ДНП.

П.Б.: Интересная вещь, но один из компонентов действительно ДНП, правда в очень, очень низкой дозировке и небольшое количество Т3. Но применять эти капсулы лучше один раз в год, это не из тех вещей, которые можно использовать все время. Программа приема всего на 30-ть дней. Принимаешь пару капсул и тебя рвет к цели. Этот комплекс скорее для смельчаков, кто в любом случае рискует здоровьем. И если решение принято и ты все таки собрался принимать их, то будь осторожным, отнесись с умом к этому. Я считаю, что невежество убивает, так давайте убьем невежество. Понятно, что это спорный достаточно препарат, но совсем скоро появиться другое средство, так что все забудут о спортивном питании.

Д.М.: Некоторые не ценят твоей работы по питанию и системе тренировок.

П.Б.: По крайней мере, именно это занимает большую часть моего времени. Переодически я веду, консультирую ребят, которые готовы сделать все, чтобы перейти рубеж от 118 кг к 128 кг. Думаю, это что-то значит.

Д.М.: Я уверен, ты согласишься, что основа бодибилдинга в питании и тренировках и маленький процент зависит от допинга.

П.Б.: Каждый, в какой-то степени представляет собой фундамент. Не важно, что ты там принимаешь, ты должен есть правильно, тренироваться правильно. Все эти вещи строят основные пласты на твоем фундаменте, если можно так выразиться, ну и только лишь последний пласт – это фармакология. Основным моим делом является мой журнал и добавки. Это, где я зарабатываю деньги, я не срубаю их на экстримальных советах по фарме. Но, когда кто-либо задает мне прямой вопрос, я всегда стараюсь ответить на него так, как я действительно считаю. Я знаю тех, кто применяет успешно высокие дозировки короткими курсами, и тем не менее когда кто-то спрашивает меня, каким правилам следовать, я отвечаю, что выбор всегда за тобой.

Д.М.: Насколько я знаю, ты жуткий фанат цитодрена (cytadren), почему?

П.Б.: Ты имеешь в виду аминоглютетимид? («Аминоглютетимид обладает противосудорожной активностью, однако наибольший интерес он привлек, как ингибитор синтеза адренокортикостероидов, в первую очередь гидрокортизона. Он тормозит также биосинтез эстрогенов», прим. переводчика).
В основном мне он нравиться благодаря своему мягкому подовляющему действию на синтез кортикостероидов. Я серьезно считаю, что для достижения результатов анти-катаболические процессы намного важнее самих анаболических. Как только ты пытаешься добиться большего анаболизма, ты получаешь обратную негативную реакцию, твой организм борется с этим. Устранив барьеры, останавливающие твой рост, ты сможешь достигнуть большего. Это как в цепи, тебе нужно укрепить слабое звено. Я приведу аналогию с двумя рыбами, одна находиться в большом аквариуме, а другая в маленьком. Когда я был ребенком, я выиграл двух рыб на ярмарке, и мой отец не дал мне разместить их вместе, в одной ёмкости. Одна была в маленьком аквариуме, а другая в большом, так та, что была в большом выросла. Я думаю – это бодибилдинг. Ты вырастишь намного быстрее просто убрав все сдерживающие твой рост факторы, чем стремясь продвинуться с помощью анаболических приемов. На мой взгляд, стероиды относяться больше к антикатаболикам по своей сути, чем к анаболикам. Основные же анаболические гормоны в организме – это инсулин и гормон роста, не так ли. Антикатаболическая стратегия работает быстрее.

Д.М.: Давай представим, что я 20-ти летний культурист с потрясающей генетикой и ты взял меня под своё крыло. Что ты будешь делать следующие несколько лет, чтобы я стал профи?

П.Б.: И так, 20 ти летний культурист с хорошей генетикой, правильно я понял. Сколько по времени этот человек тренируется?

Д.М.: Допустим четыре года и он имеет хорошую базу и прекрасную генетику. Мы говорим о том, кто генетически одарен.

П.Б.: И этот человек ничего не использует или он пришел ко мне в поиске совета, принимая во внимание уже какой-то опыт в этом?

Д.М.: Это гипотетическая ситуация, в которой человек обращается к тебе и готов следовать твоим советом в использовании тестостерона. Что ты собираешься посоветовать ему делать?

П.Б.: Я понял, моё решение должно быть таким – увеличивать прием допинга или нет, правильно? Очевидно, что ты заинтересован в вопросе здоровья данного человека, так давай не будем ходить вокруг да около. Я не собираюсь тут как-то прикрывать свою задницу, а дам прямой ответ на поставленный вопрос. Естественно, если ты уже не можешь прогрессировать соответствующим темпом без использования фармы, то рано или поздно тебе придеться предпринять какие-то шаги. В действительности, я убежден, что если ты делаешь успехи без стероидов, тебе не следует их использовать иначе ты упустишь то, что мог бы получить от того, что тебе и так уже дано. Я называю это «натуральной» платформой.

Д.М.: И что дальше?

П.Б.: Всё очень просто, не стоит вносить изменения в свою собственную биохимию, гормональный баланс до тех пор пока ты прогрессирушь, так как ты уже имеешь все самое необходимое. У тебя должно продуцироваться дастаточное количество тестостерона, и быть достаточно низким уровень кортизола, разве это не аргумент? Если ты собираешься набрать 5-7 кг и тебе ещё нет 21 года, я не стану сажать тебя на тестостерон, так как все, что из этого будет – это подавление твоего собственного, естественного роста. Используй возможности. В 20-ть период полового созревания подходит к концу и ты уже в том возрасте, чтобы принимать обоснованные решения. По крайней мере, всегда есть право выбора. Но, чтобы стать профессионалом, тебе не обойтись без допинга. Ты им просто не станешь. И как не печально, но это правда. Как обычно бывает, если ты хочешь стать профи, ты идешь и находишь того, кто тебе предложит что-то, обычно какого-нибудь дилера, который нагрузит тебя сустаноном и просто все испортит. У меня совсем другой подход, в начале нужно скорректировать диету, затем пересмотреть всю систему тренировок и только потом составить самый простой стероидный курс, который будет примерно таким: 0,5 мг на 1 кг веса в день. Например, 300-400 мг Деки в неделю в течение нескольких недель и дальше действовать учитывая результаты. Если бы у меня была возможность заниматься человеком с нуля и с хорошей генетикой, я бы добавлял к его программе препараты по очереди и достаточно медленно. Я бы вел записи о достигутом и отмечал, то что не сделано.

Д.М.: И так, составляя программу, какие твои дальнейшие шаги ...

П.Б.: Начинать нужно только лишь с одним препаратом, немного деки или что-нибудь еще. Все зависит от результатов, менять стратегию нужно только тогда, когда нет видимого прогресса. Я бы хотел начать сам все сначала, уже с тем опытом и знаниями, которые у меня есть сейчас. Если бы мне было снова 20-ть я бы обязательно делал бы все поэтапно. Например, мне не подходит тестостерон ципионат, не мой препарат, его бы я уже не использовал. Готовя человека, я бы составил всю картину о нем, что конкретно из фармы для него подходит, а что нет, здесь есть моя заинтересованность в ответной реакции на препараты. Наверно, мой ответ немного не четкий, строение системы поэтапно шаг за шагом, так я и работаю с каждым. Давай представим, что тебе лет 40 и ты пришел ко мне просить помощи. Я бы совершенно ничего не подключал бы, убрал бы все твои добавки или что ты там используешь и начал строить бы твою систему питания. Начать нужно с теста на пищевые аллергены, чтобы выявить какие прдукты вызывают у тебя аллергическую реакцию и исключить их. Так как то, что вызывает аллергию, еще и стимулирут продукцию кортизола, далее нужно также выяснить о работе щитовидной железы, если уровень гормонов повышен, необходимо привести его в норму. И так, я всегда начинаю с анализов на гормоны и аллергены. Когда твоя система питания готова и правильно составлена, можно переходить к тренировкам и составлению программы. Когда тренировочный процесс налажен можно вводить добавки, протеин например, думаю, все знают как работают разные добавки, так что не буду на этом заострять внимание. Когда все идеально, то и результаты будут соответствующими, как например у Саймона Коэна, который собирается получить карту профи в этом году, с ним мы прошли все этапы . Во-первых его диета, затем добавки, потом фарма, ну и конечно он генетически одарен, как никто другой.

Д.М.: Сколько Саймон сейчас весит?

П.Б.: В данный момент 129 кг с небольшим, это сухой массы.

Д.М.: А какой у него рост?

П.Б.: Его рост 181 см, когда увидишь фотографии, поймешь, он действительно хорош, почти 130 кг одних только мышц, ни грамма жира, многие могут только мечтать о таком.

Д.М.: Как-то раньше ты советовал использовать гормон роста и пропионат в совместной комбинации для повышения выработки ИФР-1 (инсулиноподобный фактор роста). Объясни в деталях механизм действия.

П.Б.: Это было в одной научной статье, опубликованной лет пять назад, мне следовало бы запомнить автора. Основное в этом материале – это возможности воздействия тестостерона пропионата на продукцию ИФР-1. Я читал и на тот момент понимал, что припионат может невероятно стимулировать выработку ИФР-1, но пересказать весь механизм действия я не смогу. Поэтому не буду ничего выдумывать, честно, думаю это следует проверить.

Д.М.: Но, ты точно помнишь, что это был пропионат?

П.Б.: Да, это точно. Взаимодействие между ИФР-1 и гормоном роста мы ведь все осознаем, не так ли? Очевидно, существует второй отдельный механизм увеличивающий выработку ИФР-1. Структура молекулы ИФР-1 довольно проста и как белок имеет дисульфидные связи, которые легко разрушаются при разведении, хранении и уже непосредственно при заборе субстанции из контейнера. Можно приобрести хороший продукт, потратив не одну тысячу баксов, и я не уверен, что даже в этом случае тебе гарантирован результат от его применения из-за всех этих сложностей со стабильностью структуры молекул. Единственное, что я вижу в данной ситуации – это стимуляция выработки ИФР-1 самим организмом. И лучший вариант, как это сделать это использование гормона роста и тестостерона пропионата. Это не мое утверждение, это объективное исследование.

Д.М.: Я лично говорил ни с одним человеком, кто использовал ИФР-1 совершенно безрезультатно.

П.Б.: Не ты один. По правде, думаю они его и не пробывали, не хочу никого обидеть, но если говорить честно, то либо препарат был уже дестабилизирован, либо им просто продали пустышку. Откуда ты можешь знать и быть уверенным, что там действительно 100 мкг.

Д.М.: Почти невозможно достать качественный продукт. В любом случае люди используют ХГЧ и ГР.

П.Б.: Даже купив хороший продукт, я не могу быть уверен, что до самой инъекции, попадая в кровь препарат останеться стабильным. Те фармакологи, с кем я общался на эту тему, говорят, что пока сложно усовершенствовать формулу. Поэтому, те кто использует эти препараты совсем остальным на курсе, конечно растут, но вопрос от чего именно.

Д.М.: Каким будет следующее открытие в спортивной фармакологии для бодибилдеров?

Часть 2

Пол Борресен 30-го января 2001 года скончался от передозировки обезболивающих. Было ли это огромной потерей для бодибилдинга? Такой вопрос, конечно, вызовит массу откликов, по крайней мере спорных. Так как были те, кто считал Пола следующим Дучейном бодибилдинга, новым гуру, знающем все секреты, как достичь невероятных размеров. Но также были и те, кто воспринимал Пола как болтуна, любящего преукрасить.

Я часто разговаривал с Полом, много раз по телефону и еще больше через e-mail. Были случаи, когда я находил Пола чрезвычайно умным, целеустремленным и воодушивляющим. Также были случаи, когда я говорил с Полом, как если бы ему было 3 года. У него действительно были проблемы с анальгетиками. И зачастую, мне было ясно, что его гениальность тускнеет из-за этой зависимости. И чем дальше, тем меньше было моментов, когда Пол просто и доходчиво излагал свои мысли.

Я очень сожалею о том, что не стало Пола, по одной и наверное главной причине. Никто, кроме Пола, не смог бы так читать проповеди о бодибилдинге, как это делал он. Да, иногда он не имел представления о чем говорит, по этой причине не все его работы печатались, я также понимал, что Пол не настолько сведущ как о том заявляет. Единственное, чего мы не сможем отрицать, так это того, что Пол был невероятно притягательной персоной. Он мог вдохновить любого, даже того, кто и сам заинтересован в своем успехе. Как-то раз, после просмотра видеозаписи его тренировки, я испытал непреодолимое желание ехать в зал и провести лучшую тренировку моей жизни. Он просто обладал тем редким и непостижимым качеством, коим обладают совсем немногие, это мотивировать других людей.

Думаю, что это был его дар. Он мог нести полную чушь, говорить ложную информацию. Он использовал свой дар, буквально завораживая и сбивая с толку многих людей. Очень жаль, что в последнее время его жизнь контролировалась наркотиками, я могу только предполагать какое влияние он мог бы оказать на развитие спорта, если бы не был зависим от их употребления. Я был рад, что меня не раз предупреждали о том, что Пол не тот человек, на кого можно положиться, в частности это слова Дорияна Ятса. Были и те, кто совсем не советовал мне с ним общаться, говоря, что не смотря на все мои знания, Пол в любом случае сможет переубедить. Так оно и было, Пол был тем, кому ты хочешь верить.

И так, ниже, последнее интервью с Полом Борресеном. Кем он был: гуру бодибилдинга или зависимым от наркотиков человеком, возможно и тем и другим, решать вам.

Д.М.: Каким будет следующее открытие в спортивной фармакологии для бодибилдинга?

П.Б.: Возможно подавление гистаминов (биогенных соединений, играющих важную роль в патогенезе ряда болезненных состояний). Не знаю, большое это открытие или нет, но тем не менее новая интересная разработка. Спрашивая меня о большом открытии, ты будто спрашиваешь о лекарстве от рака (смеётся). На данный момент это самое интересное из того, что я знаю, не считая только коротких курсов с высокими дозировками, другое новое открытие. Но, все равно, когда бы ты и что бы ты не разрабатывал и не открывал, люди так или иначе будут пытаться поспорить с тобой. Но со временем все всегда встает на свои места.

Д.М.: Не мог бы ты разъяснить по поводу подавления гистаминов. Как это работает?

П.Б.: Я глубоко убежден в том, что аллергические реакции организма – это важнейшая причина, почему мы не растем или почему стареем. Наш организм все больше и больше теряет способность распозновать сам себя, воспринимая собственные белки организма как чужеродные. Многие заболевания, к примеру слабоумие, развиваются из-за отрицательного воздействия того же свободного гистамина на ЦНС и сам мозг, или заболевания, связанные с той же атакой на эндокринную систему организма. Все это развивается с возрастом, вот почему в действительности мы стареем.

В первую очередь я всегда смотрю не на то, что заставит человека расти, а на то, что мешает этому росту. Первая и самая важная вещь для любого культуриста – это пройти тест на аллергены, чтобы определить все, что может вызывать у него аллергические реакции и исключить это из рациона питания. Здесь нет ничего сложного, все просто. Аллергические реакции наиболее часто возникают при обильном питании. А жизнь культуриста направлена на это, мы нагружаем себя едой, создавая больше возможностей для этих реакций. В механизме этого процесса участвует гистамин, который вырабатывается организмом, в качестве аллергического ответа, пытаясь бороться с любыми изменениями в нем. Люди, страдающие аллергией принимают антигистаминные препараты. Я считаю, что гистамин – это своего рода контроль, то, что сдерживает нас, как бодибилдеров. Это защитный механизм, который может быть приостановлен. Когда ты собираешься проводить курс и соответсвенно рацион питания будет увеличен, то есть выход избежать аллергических реакций. Первое – это сделать аллерготест и далее придерживаться соответствующей диеты, либо принимать антигистаминные препараты. Поэтому, подходя к своей цели, важно все рассчитать, отнестись серьезно ко всем вопросам. Включая антигистамины в свою программу тяжелых тренировок, обильного питания и загрузки стероидами, ты заметишь, что расти станет гораздо легче.

Д.М.: Это интересно.

П.Б.: Это работает. Но я уверен, что когда выйдет это интервью, каждый скажет мне, что это убийственно. У тебя есть какая-то идея и она автоматически подвергается нападкам. Я не всегда бываю прав. Однако, когда я прав, то каждый оказывается первым, у кого эта идея возникла. Мне нравятся такие люди, как Ден Дучейн, я обожаю этого парня за то, что он говорит то, что думает. И он не всегда оказывается прав, но он столько раз был прав, что уже в принципе заслуживает большого доверия. Например, он поддерживал такие вещи, как ДНП, он первый пришел к идее использовать Цитодрен. Я никогда и не слышал об этом, пока не прочел одну из его статей и тогда же решил испытать на своих людях. Ты знаешь, я тренирую много людей, и поэтому если кто-то говорит, что что-то работает, я это проверяю. Очень часто я испытываю все на себе в первую очередь, либо беру человека, которого тренирую и говорю: «Я не знаю, работает это или нет, хочешь попробовать со мной?» Ты будешь удивлен, сколько людей необдумывая говорят – да! (смеётся).

Д.М.: Ден также знает, когда он не прав и признает это. (прим. : Когда готовилось интервью Ден Дучейн был еще жив).

П.Б.: Да это так, и мне это нравиться. Никто не может быть всегда и во всем правым. Но люди все равно забывают, когда ты прав и помнят только, когда нет. Это не справедливо, не отражает полной картины, того, что он сделал. Я хотел бы внести тот огромный вклад в бодибилдинг, какой сделало «Руководство по применению допинга» (Underground Steroid Handbook), это единственный самый значительный вклад в наш спорт, так как каждый день этот труд приносил людям знания. Благодаря этому, вскоре каждый знал, что и как делать, а не только несколько элитных бодибилдеров!

Д.М.: Я знаю, что ты работаешь с многими бодибилдерами высокого уровня. Какие дозировки используются обычно у продвинутых спортсменов?

П.Б.: Меня все время обвиняют в том, что я называю имена, но в основном сами люди называют кого-то от моего имени. Я никогда не тренировал Дориана, обычно он звонил мне спросить мой совет, но я никогда его не готовил. Безусловно, я так же не тренировал Эрни (Тэйлор) или, к примеру, Ли Приста. Первый раз я встретился с Ли на моем семинаре, он удостоил меня чести там появиться. Но я видел многих, кто использует высокие дозировки, как профессионалов, так и любителей. Конечно, меня это тоже касается, так как нравиться людям или нет, но тем не менее я работаю над исследованиями в этой области вместе с Гламорганским Университетом, здесь в Великобритании. Можешь навести справки. Я работаю вместе с профессором Брюсом Дэвисом, который руководит данным проектом, и в чьей команде я состою, мы просто набираем людей, употребляющих стероиды в течение 20-ти лет и более и наблюдаем их, проводим ряд исследований: эхограмму, кардиограмму, анализы крови, проверяем их физическое состояние, вообщем все, что только можно. Если все перечислять, на это уйдет целый день.

Д.М.: И каковы результаты этой работы?

П.Б.: Первые 14 человек, которых мы обследовали, имели нарушения в сердечной деятельности. Сейчас уже меня это не пугает. Я могу приводить все эти данные, так как любой может все это проверить в Гламоргане, четверо из обследуемых скорее всего нуждались в операции в течение ближайших 10-ти лет. Я не ожидал, что нарушения будут в сердечной области, больше думал, что это будет печень и почки. В данный момент, мы собираемся выпустить материал, доказывающий, что каждый может быть вполне здоров, используя стероиды 20 лет. И это не дело случая. Спустя 20 лет применения АС 50% обследуемых были полностью здоровы, 40% имели нарушения, поддающиеся лечению и только 10% имели необратимые кардиологические нарушения. Это результаты на сегодняшний день. Не так уж все ужасно, как предполагалось, не правда ли?

Д.М.: Ты прав.

П.Б.: Я знаю многих бодибилдеров, кто прошел все эти тесты, я говорил с ними, тренировал, один из них это Бил Бингем, которому всего 22 года и в этом возрасте он имеет повышенные сердечные ферменты. На сегодняшний день, могу сказать, что он уже не входит в группу риска, благодаря подобранной для него программы реабилитации. А так, он в следующие 10 лет мог бы стать одним из этих 10%. Мы взяли 27-ми летнего парня, которому нужна операция на сердце до того, как ему исполниться 30-ть лет. Это, конечно, страшно, когда жизнь может ускользнуть от тебя. Вот и все факты первого исследования в этой области, которые я знаю.

Д.М.: Сколько человек прошли такую проверку?

П.Б.: Я видел результаты только 30-ти человек, но в действительности их гораздо больше. К моменту издания материала, в исследовании примут участие 200 человек.

Д.М.: Когда можно ожидать появления результатов этого исследования?

П.Б.: Намечено через 16 недель. Но мне бы не хотелось, чтобы тысячи людей бросились писать письма в Университет, спрашивая об этих исследованиях, от лица журнала ты, конечно, можешь. Тебе с радостью предоставят всю информацию, не думаю, что они станут все детально расписывать, так как для этого нужно завершить все исследования, но по крайней мере подтвердят, что данная работа проводиться. У нас есть намерение доказать, что использование АС не влечет за собой каких-либо нарушений здоровья человека, а все эти кардиологические случаи
так или иначе будут всплывать, как если бы мы рассматривали людей не относящихся к спорту. (примечание: «После того, как я дошел до этой части интервью, я навел справки в Университете о том, что говорил Пол, до сих пор я не получил никакого от них подтверждения этой информации.»)

Д.М.: Я с нетерпением буду ждать результатов. Давай теперь немного поговорим о тренировках и спортивном питании, не думаю, что во время интервью кто-то интересуется твоим мнением по этим вопросам. Все обычно фокусируюся на применении допинга.

П.Б.: Да, все только про это и спрашивают, и честно говоря, это раздражает. Допинг не самое главное, и конечно не основное в спорте.


Д.М.: Так происходит, потому что людям интереснее читать об этом.

П.Б.: Не знаю ничего о людях, читающих журналы, но знаю, что,те кто их издает определенно предпочитают что-нибудь более спорное и вызывающее массу дебатов.

Д.М.: Начнем с тренировок. Я знаю, что ты предерживаешься системы предварительного утомления и отдых-паузы. Какие преимущества у данного стиля тренировок?

П.Б.: Вернемся в облость науки. Наращивая мышечные волокна, мы делаем наши тела больше в размерах. Правильно? Это то, чем мы занимаемся. Организм наращивает мышечные волокна в обратном порядке. В начале растут наименьшие, так как они короче и сильнее. Так, когда мы тренируемся с 6-8-ю повторами в сете, мы прокачиваем только 30% наших волокон, скорее всего более коротких и небольших в размере. Поэтому, даже если мы вдвое увеличим эти волокна, то все равно не сможем добиться огромных размеров. Наша задача добраться до больших и более слабых волокон, которые работают только в заключительной фазе сета или тренировки. И так, это просто наука. Когда ты или я проводим сет, мы в начале задействуем только небольшие, короткие волокна. Как только ты начинаешь уставать, в работу включаются большие волокна. И если в этот момент ты ставишь вес, которым работал и берешь другой, то сможешь действительно их прокачать. Причина, по которой мне нравиться такая система – это возможность дойти до предела, когда уже не вес играет решающую роль в твоем прогрессе, а преодоление усталости и работа до полного отказа. Это то, что действительно сделает твое тело огромным.

Д.М.: Самое распространенное с чем я сталкивался – это мнение людей, убежденных в том, что веса, которые они поднимают не так важны, как тот стиль или метод, который они при этом используют, либо интенсивность, с которой они этот вес поднимают.

П.Б.: Как ты уже знаешь, у меня повреждена спина, и я не могу делать в жиме лежа 180-220 кг, как раньше. Поэтому, я делаю разводку 50-60 повторений в трех сетах и затем перехожу к жиму с весом 90-140 кг. Таким образом, я могу прокачать мышцы. Конечно, посмотрев на те веса, с которыми я работаю, какой-нибудь парень скажет: «Я тоже так могу», но не смог бы сделать после такой предварительной нагрузки, которую провожу я. Даже Саймон (Коэн), а это человек внушительных размеров, позвонил мне сегодня сказать, что его грудь болит уже 5 дней. Он сказал мне: « Пол – это просто невероятно!!!» И это Мистер Юниверс, кто оценил такую систему тренировок, после уже не малого опыта разных схем в тренинге. Сейчас мы планируем, что Саймон накинет еще около 10-ти килограмм благодаря новому подходу. Я вешу 117 кг, а мой партнер по тренингу 109 кг, к концу тренировки мы поднимаем Саймона с пола. Мы проводим только 4 сета и на последнем он действительно умирает, но он в восторге. Он моя завтрашняя звезда.

Д.М.: Ты готовишь Саймона Коэна. Что ты скажешь о количестве пищи, употребляемой Саймоном в межсезонье?

П.Б.: Достаточно много. Мне важно, чтобы Саймон употреблял 400 г качественного протеина, и не употреблял много жиров, хотя ограничений особых нет. Если Сайсмон хочет пицу, я говорю ему, что он может ее съесть. Меня больше волнует такие вопросы, когда у него диета, здесь должно быть все чисто, он уже не может есть в волю. Все, что нужно тебе для роста – это жиры, белок и углеводы в достаточных количествах, это твое топливо. Что касается белка, Саймон ест абсолютно любые сорта мяса, не только куриное и индюшачье, но и свинину, говядину. Каждые 2,5 часа он принимает что-нибудь белковое, между приемами пищи он пьет небольшими порциями протеиновый коктейль, примерно 10-15 г белка. Таким образом, мы стараемся поддерживать постоянный уровень всех аминокислот, важных для роста мышц. Свой семинар я начинаю со слов: « Закройте глаза и представьте в пространстве некую сферу, вращающуюся как земля, которую омывает океан. Этот океан пересекают потоки жидкости. И так, сфера – это мышечная клетка, океан – это лимфа, окружающая клетку, потоки – это кровь. Строя мышцы, тебе нужно обеспечить клетку всеми аминокислотами. Сделай это, чтобы аминокислот хватало для роста волокон, тебе нужно, чтобы они были в лимфе, а перед этим в крови, а значит перед этим в желудке, просто нужно есть. Должно быть 22 аминокислоты, которые тебе следует употреблять каждые 3 часа.»
Так я начинаю мои семинары, именно с этих слов. Это то, во что я верю. Без правильного питания нельзя получить все аминокислоты и достаточное количество энергии, а это самое необходимое для роста.

Д.М.: Тебе часто встречаются люди, чей прогресс остановился из-за нехватки калорий?

П.Б.: Конечно, это больше, чем просто нехватка белка, в данном случае нехватка именно калорийности питания. Питание способствует росту мышц благодаря увеличению основных энергетических запасов, которые и расходуются на все необходимые процессы.

Д.М.: Я спрашиваю, потому, что я вижу такую картину каждый день. Оценивая рацион питания многих людей, я понял, что они зачастую не следят за его калорийностью.

П.Б.: Да, живут на одних куриных грудках.

Д.М.: На рынке существует огромное множество различного спортивного питания от разных производителей, и сложно поверить, что атлет живет круглый год на рисе и курином мясе. Помимо всего они потребляют огромные количества добавок, как обстоит дело в действительности?

П.Б.: Ты знаешь, что я владелец компании, производящей добавки. Само слово «добавки» несет определенное значение. Тебе нужно есть много еды, насыщенной белком, жирами и углеводами и уже после что-то добавлять из спортивного питания. Люди, которые замещают обычный прием пищи на энергетический коктель никогда не будут расти, но тем не менее многие верят в эту фразу: «Пей коктель вместо еды, быстро и удобно». Ты можешь добавлять питание к рациону, но не замещать его. Те, кого я тренирую не имеют такой практики, перед тем как идти спать они едят мясо либо яйца. Если взять, например, дикую природу, то лев поедая зебру, усваивает больше, чем 30 г белка, как мы привыкли считать, ведь он ест только раз в неделю. Если все это перевести на человека, то мы не едим обычно каждые три часа. А уж если едим, то точно можем усваивать более 30 г белка. Количество всасываемых элементов вместе спищей напрямую зависит от того, что именно ты съел. Если это мясо или яйца, процесс переваривания и всасывания будет медленным. Тебе нужно съесть 150 г белка такого рода и на переваривание потребуется вся ночь, на сытый желудок и спишь крепче. Думаю это вполне естественно: есть и спать. Все, с кем я работаю так и делают. Раньше я считал, что нужно вставать ночью и есть, теперь же думаю, что лучше съесть более калорийную, насыщенную белком и жирами пищу и просто идти в постель.

Заключительная часть интервью так и не была опубликована...


Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь, некоторые функции будут ограничены.
Мы рекомендуем вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.